Зороастрийцы. Мифологичесий словарь
 
 

Зороастрийцы.
Мифологичесий словарь

Под редакцией Е.М. Мелетинского

А    Б-Е    З-К     М-Н    П-С    Т-Я

Вернуться к другим статьям

З-К

 
 

ЗАРАТУШТРА (авест.), 3 о р о а с т р (др.-греч.), 3 а р д у ш т (среднеиран.), пророк и основатель иранской религии зороастризма. Историчность 3. достоверно не установлена, но большинство учёных признают 3. реальным лицом и относят деятельность пророка к 10—6 вв. до н. э. Согласно “Ясне”, 3.— сын Пурушаспы, четвёртого человека, выжавшего сок хаомы; по другим версиям, он происходит из рода Спитама. Первоначально 3. выступал с проповедью на родине, но не был признан своей “общиной”; согласно пехлевийским источникам, он подвергся преследованиям со стороны местного правителя чародея Дурашрава и вынужден был покинуть родину (в “Гатах” сохранилась молитва-сетование, обращённая к Ахурамазде,— “Куда бежать?”). Его покровителем и последователем стал Виштаспа, способствовавший распространению зороастризма в Иране. По пехлевийскому сочинению “Датистан-и-Диник”, пророк был убит Тур-и-Братарвахшем, одним из врагов, преследовавших его всю жизнь. Уже в “Младшей Авесте” образ 3. был подвергнут мифологической переработке: одни тексты изображают его культурным героем, учредителем социальной структуры общества (“Яшт” XIII 88—89), другие — провозвестником таинств новой веры, спасите-лем не посвящённого в высшие истины человечества ( в духе “Гат”: “Ясна” 17, 19, 27; “Яшты” V и XIX, “Денкарт”). Дух тьмы Ангро-Майнью пытался убить или искусить 3. обещанием великой власти (“Видевдат” 19, 4—6). Пророк отражал эти происки не только словом и атрибутами культа, но и камнями для пращи, “большими как дом”. По “Младшей Авесте”, 3. просил содействия в насаждении новой веры у божеств древнеиранского пантеона Ардвисуры Анахиты, Хаомы, Митры и Веретрагны, но собственно “Гаты” не содержат их упоминаний. В поздних сочинениях “Денкарт” (VII 1, 14) и “Затспрам” (VI 14) образ 3. полностью мифологизирован: Ахурамазда создал его духовную сущность (фраваши) в начале бытия и поместил её в ствол древа жизни хаомы, а через шесть тысяч лет 3. был призван способствовать победе добра на земле, получил телесное воплощение и был озарён неземным светом истины.

Главным в проповедях 3. было учение о зависимости миропорядка и торжества справедливости (см. Аша Вахишта) в мировой борьбе добра и зла от свободного выбора человека, его активного участия в этой борьбе на стороне добра (ср. древнеиндийское учение кармайоги). Проповедуя зороастрийскуго мораль — этическую триаду благих мыслей, благих слов и благих дел (воплощённую в триаде Ахурамазда — Аша Вахишта — Воху Мана), — 3. идеализировал также “праведную” хозяйственную деятельность, которую он противопоставлял неправедному кочевническому жизни; согласно одной из “Гат”, он ниспослан на землю и для того, чтобы научить людей ухаживать за скотом. 3. считался посредником между богом и людьми; “Авеста” — священное откровение Ахурамазды, которое 3., вдохновлённый Спента-Майнью, передал своим ученикам. Последователям Ахурамазды 3. обещал посмертное блаженство, пособникам зла угрожал муками, расплавленным металлом и осуждением на страшном суде, который будет вершить Ахурамазда в конце мира (3.— распорядитель судеб умерших на мосту Чинват). Пророк предсказывал, что конец света наступит при жизни современного ему поколения: по “Младшей Авесте”, гибель мира должна произойти через три тысячи лет, когда праведные будут спасены саошйянтами — воплоще-ниями 3. (чаще всего саошйантами называли трёх сыновей 3., чудесно рождённых после его смерти).

Через греческое посредство образ 3.— Зороастра стал достоянием европейской культуры. В эпоху эллинизма он породил множество вторичных синкретических мифов, которые сохраняли иногда архаичные иранские черты. Так, античный автор 1 — нач. 2 вв. Дион Хрисостом передал легенду о том, что 3. в поисках истины удалился на уединённую гору, куда обрушилось с небес великое пламя, но 3. вышел из него невредимым и наделённым искомой мудростью. Зороастру приписывали множество пророчеств, изречений и книг, в средние века его считали магом и астрологом.

ЗАРЕР (фарси), Зариварай (авест.), 3 а р и а д р (др.-греч.), в иранской мифологии богатырь, брат Гуштаспа (Виштаспа) и Исфандияра (Спанддата). Иногда включался в династию Кейянидов. В “Авесте” (Яшт V) Ардвисура Анахита дарует воинственному всаднику Заривараю победу над Арджадаспом (см. Арджасп). В книге античного автора Атенея (2—3 вв.) “Обед софистов” сохранился рассказ Хареса Митиленского (4 в. до н. э.) о любви Зариадра (брата мидийского царя Гистапса) и дочери царя Омарта Одатиды (у Фирдоуси этот эпизод передан как рассказ о Гуштас-пе и румийской царевне Китаюн): Одатида была самой красивой женщиной в Азии, и Зариадр был красив. Зариадр направил к Омарту сватав, но тот не хотел отдавать свою единственную дочь иноземцу. Спустя неко-торое время Омарт устроил пир, привёл туда свою дочь и приказал ей выбрать себе из присутствующих жениха, додав ему в золотой чаше вина, Однако она, плача, отказалась. Одновременно Одатида дала знать Зариадру о том, что предстоит ее свадьба с другим. Тогда Зариадр, переодетый скифом, прибыл ночью во дворец. Одатида подала ему чашу, и он увез царевну.

Поэма на среднеиранском языке “Ядгар Зареран” передаёт рассказ о подвигах 3. в войне с царём хионитов Арджаспом. В жестокой битве 3. громит вражеские войска. Арджасп посылает против него колдуна Видарафша, который хитростью, убивает 3. и похищает его коня. За смерть 3. мстит его сын Баствар (Бастварай).

ЗАХХАК (пехл.), в иранской мифологии и легендарной истории иноземный царь, узурпатор иранского престола. Образ 3. восходит к авест. Ажи-Дахака, трёхглавому дракону, правившему в Иране после падения первого царя Йимы. В среднеиранской традиции (Меног-и Храт) царствованию Ажи-Дахака — 3. соответствует правление Дахака Бевараспа и Фрасияка Тура, злых царей; однако, не будь они царями, власть доста-лась бы злому духу Айшме и оставалась бы у него до страшного суда, что принесло бы больше бедствий.

В “Шахнаме” 3.— сын арабского царя Мардаса, совращённый дьяволом Иблисом; от его поцелуев из плеч 3. выросли две змеи (позднее переосмысление трёхголовности дракона), которых нужно было кормить челове-ческим мозгом. Воспользовавшись грехопадением иранского царя Джамшида (авест. Йима) и призванием со стороны иранских вельмож, 3. убил Джамшида (его жену Арнаваз сделал своей наложницей), занял его трон (таким образом 3. включается в число Пишдадидов) и установил тысячелетнее (без одного дня) царствование зла. Ежедневно ему должны были приносить в жертву двух юношей, чтобы накормить змей их мозгом (благодетельные советники 3. Армаил и Кармаил подменяли одного юношу овцой). Он убил праведника Атибина (авест. Атвйа), отца Фаридуна (см. Траэтаона), кормилицу Фаридуна волшебную корову Бармйа (Бермайе) и т. д. Кузнец Кава поднял народное восстание против 3. и, призвав за-конного наследника Фаридуна, сверг тирана. 3. приковали в жерле потухшего вулкана Демавенд: по народным преданиям, звуки, доносящиеся из жерла,— стоны 3. В честь победы над 3., согласно Бируни, был установлен праздник осеннего плодородия Мехрган.

Иной сюжет, в котором Ажи-Дахака — 3. сохраняет облик дракона,— один из семи подвигов Рустама, который убивает чудовище Аждаха, чей “язык, как дерево, рот, как пещера”. См. также Аждарха.

ЗЕРВАН (авест.), 3 р в а н, 3 у р в а н, З а р в а н, в иранской мифологии бог, персонификация времени и судьбы, верховный бог зерванизма — религиозного течения, соперничавшего с маздеизмом (религией Ахурамазды) вплоть до эпохи Сасанидов (3—7 вв.). 3. мыслился как Бесконечное время (Зерван Акарана), существующее изначально, когда мир пребывал в эмбриональном состоянии (поздняя “Авеста” различает Бесконечное время и Зерван даргахвадата — время конечное, которое соотносилось с этим миром, созданным и обречённым на гибель). Миф рисует 3. андрогинным божеством: он в течение тысячелетия совершает жертвоприношения, чтобы у него родился сын Ормазд (Ахурамазда), призванный сотворить мир. 3., однако, усомнился в пользе этих жертвоприношений, и от этого сомнения вместе с Ормаздом зародился Ахриман. 3. дал обет даровать власть над миром тому, кто появится на свет первым. Ормазд предугадал мысли 3. и поделился своим знанием с Ахриманом, а тот, разорвав чрево 3., преждевременно вышел на свет и назвал себя Ормаздом. 3.. увидев его отвратительную внешность и стремление ко злу,отверг Ахримана. Тогда родился прекрасный Ормазд, но 3. вынужден был уступить царство над миром Ахриману на девять тысяч лет; затем должен воцариться Ормазд и исправить всё содеянное духом зла. Согласно гимну Вечному времени в “Бундахишне”, 3.— “могущественнее обоих творений — добра и зла”. Ход борьбы добра и зла и всё, что происходит в этом мире, в т. ч. и жизнь человека, предопределены 3. В противоположность маздеизму для последователей 3. характерна пессимистическая тенденция рассматривать земной мир как владение “князя тьмы”. 3.— Зарва как верховное божество, “Отец Величия”, был воспринят манихейством, а также митраизмом.

ИСКАНДАР (фарси), в иранской мифологии и эпосе Александр Македонский. В “Бундахишне” он дерзкий завоеватель, узурпатор, уничтоживший святыню иранцев “Авесту”. С распространением ислама образ Александра Македонского идеализируется. Классическая литература на фарси (Фирдоуси, Низами, Джами и др.) изображает его справедливым шахом иранской крови, связывает с ним сюжеты социальной утопии.

В “Шахнаме” Фирдоуси И. рождён иранской матерью царственного рода, как законный престолонаследник, он приходит в Иран и побеждает царствующего Дара, сына Дараба. Вельможи Дара убивают своего погрязшего к грехах царя. Устанавливается 14-летнее царствование последнего Кейянида И. (см. Кейяниды). Приводится ряд сказочных эпизодов с И., напоминающих эпизоды популярного в древности романа об Александре Македонском (“Александрии”) — походы в Индию, поиски живой воды, построение вала против диких народов — Йаджудж и Маджудж. На образ И. повлиял также коранический рассказ о Зул-Карнайне.

ИСФАНДИЯР (фарси), в иранской мифологии герой, борец за утверждение веры Заратуштры. Брат Виштаспа (Виштаспы) и Зарера. Образ И. восходит к авестийскому Спентодате. Иногда включается в династию Кейянидов. Исторический И.— представитель древней бактрийской династии, утвердившей веру Заратуштры в последние века до н. у. В поэме на среднеиранском языке “Йадгар Зареран” И.— Спанддат. С его помощью Бастварай побеждает хионитов и всех их избивает. И. захватывает в плен их предводителя, царя Арджаспа. В “Шахнаме” И. главный предводитель иранцев в борьбе против ту-ранцев, напавших на Иран, сын Гуштаспа и Китаюн; после того как туранцы убили иранского военачальника Зарера, мстителем выступает не сын Зарера Бастварай, а И. “Бронзовотелый” И. неуязвим для обычного оружия благодаря заклятию Зардушта-Заратуштры (по более поздней версии — благодаря проглоченному им зёрнышку граната). Разгромив туранцев, И. распространяет веру Зардушта также и в Туране. Завистник Гуразм, один из вельмож Гуштаспа, клевещет на И., будто он хочет узурпировать трон отца. Гуштасп велит заковать сына в цепи в далёком замке Гумбадан. Арджасп, воспользовавшись заточением И. и отсутствием Гуштаспа, нападает на столицу Ирана Балх, убивает престарелого царя Лухраспа (отца Гуштаспа) и уводит в плен двух дочерей Гуштаспа. Гуштасп идёт в бой, но терпит поражение; в бою гибнут его младшие сыновья. По совету мудреца Джамаспа Гуштасп решает освободить И. Вначале И. не соглашается вступить в бой, но, узнав о гибели своего деда Лухраспа и братьев, рвёт свои оковы, мчится на бой с туранцами и разбивает их. Гуштасп обещает ему трон и посылает против Арджаспа, скрывшегося в Медном замке, к которому ведут три дороги — трёхмесячная, двухмесячная и самая короткая, но опасная дорога в семь дневных переходов. Избрав последнюю, И. на каждом из переходов совершает подвиги (ср. семь подвигов Рустама): убивает двух рогатых волков, двух львов, дракона-аждахара, колдунью, злую птицу Симург, преодолевает снежный буран и, переправившись через бурную реку, убивает злодея Гургсара. И. и часть воинов спрятались в сундуки, которые везут переодетые в купцов другие его воины; так И. проникает в замок. Во время пира И. бросается ко дворцу Арджаспа, а воины во главе с братом И. Пашутаном, находившиеся в засаде, нападают на замок. Туранцы и сам Арджасп гибнут от рук воинов И. Медный замок уничтожен. И. возвра-щается к отцу, но коварный Гуштасп предлагает ему (в качестве предварительного условия для получения престола) привести на поклон Рустама со связанными в знак покорности руками. Рустам (как Гуштасп и предполагал) не соглашается на это и вопреки желанию И. вступает с ним в единоборство. От своего отца, на ученного вещей птицей Симург, Рустам узнаёт, что единственным уязвимым местом И. является его глаз. Он целится, попадает в глаз И. отравлен ной стрелой из тамарискового дерева (с которым связана судьба И.) и убивает его.

ЙИМА (авест.), Йама (др.-перс.), в иранской мифологии первопредок человечества, культурный герой, создатель благ цивилизации, устроитель социальной организации общества, владыка мира в эпоху тысячелетнего золотого века. При нём не было болезней, старости, смерти, моральных пороков (“Видевдат” II, “Ясна” 9, 1—5). В дозороастрийский период, видимо, играл первенствующую роль, почитался как верховное божество у некоторых иранских племён. Этимологически его имя толкуется как “близнец”, “двойник”. Образ восходит к индоиранской (ср. первочеловека Яму в ведийской мифологии) и индоевропейской эпохам (ср. сканд. Имир), к архаическим мифам о братьях-близнецах, сыновьях солнца. По некоторым версиям мифа, И. был распилен пополам рукой собственного брата Спитьюры, совращённого злым духом. Отцом И. считался Вивахвант (ср. др.-инд. Вивасвата, отца Ямы), воплощение солнца. Сам И. сохранил черты солярного героя. В “Авесте” он, как правило, смертный, место его действия всегда на земле, в мире людей. Индийские же источники изображают Яму хозяином загробного мира, хотя первоначально он, видимо, мыслился смертным. Из западноиранских текстов 5 в. до н. э., найденных в Персеполе, следует, что древнеперсгтдский Йама не только по имени, но и, видимо, по функциям был ближе к индийскому, нежели авестийскому образу, божеством, а не человеком. В индоиранском близнечном мифе первочеловек — брат и супруг женщины-прародительницы (Яма и Ями в “Ригведе”, Йима и Йимак в “Бундахишне”, в “Авесте” сестра-жена И. — Арнавак, см. Арнаваз). Сын И., видимо, Тура. Божественный статус приписан И. в “Ардвисур-яште” (V 25); он помещён на священной горе Хукарйа и творит жертвоприношение богине Ардвисуре Анахите ради обретения власти “над богами и людьми”. Притязания И. на главенство среди богов — черта архаики индоиранских времён, не сохранившаяся в остальной “Авесте”. “Ригведа” (X, 51, 3) приписывает Яме открытие огня на земле, цивилизаторскую миссию. В иранской традиции И. возжёг в Хорезме священный огонь жречества Атур-фарнбаг. В “Видевдате” (ПЗ и др.) И. отклонил предложенные ему богом жреческие обязанности, ограничившись царскими, включён в число парадата, И. по предписанию Ахурамазды, воздвиг в стране Арйана Вэджа убежище праведных —Вару. В ходе формирования зороастрийской ортодоксии изначальная роль И. подверглась значительным преобразованиям: у него отняли его ореол идеального владыки “золотого века” и гаранта бессмертия. Утрата золотого века была объявлена Заратуштрой следствием гордыни и грехопадения И. Возник квазиисторический миф о том, как от И. отлетел символ его царственного достоинства, хварно (см. Фарн). Вторая глава “Видевдата” и “Хом-яшт” (“Ясна” 9, 1 — 11) иносказательно, а “Замьяд-яшт” (XIX) открыто повествуют о передаче хварно Заратуштре. Образ И.— дарователя земных благ и телесного бессмертия — стал противопоставляться пророку — реформатору веры, провозвестнику бессмертия духовного. В “Младшей Авесте” первопредком изображён Гайомарт. См. также Джамшид.

ЙОИШТА (авест.), Я в и ш т (ср.-иран.), в иранской мифологии мудрый юноша из рода Фрйанов, избавивший Иран от злого волшебника Ахтиа (Ахт). В “Ардвисур-Яште” Й. При помощи Ардвисуры Анахиты, которой он принес жертвы, разгадал 99 загадок Ахтйа, убивавшего всякого, кто не мог их разгадать.

КАВА, Нова (фарси), в иранской мифологии герой-кузнец, поднявший восстание против узурпатора иранского престола Заххака. Призвав за конного наследника Фаридуна (Траэтаону), К. сверг Заххака.

КАВИ, к а в а и (авест.), в иранской мифологии сословие жрецов, создателей ритуальных текстов. Мифологизированный образ К. восходит к эпохе индоевропейской общности (от индоевроп. “провидеть”: ср. др.-инд. кави, “провидец, вещий жрец-поэт”). В зороастрийской традиции (“Гаты” 32, 14; 44, 20; 46, 11; 51, 12) К. выводятся в отрицательном свете как сторонники политеистических культов, враждебные культу Ахурамазды, и претенденты на политическое господство. В поздней “Авесте” (“Яшт” XIII 135) термин “К.” воспринят как титул царя, правителя, откуда название легендарной династии Кейянидов.

КАВИ УСАН (авест.), в иранской мифологии и легендарной истории второй царь династии Кейянидов. Образ восходит к индоиранской эпохе. К. У. на вершине мировой горы просит у богини Ардвисуры Анахиты власти “над богами и людьми” (“Яшт” V 45— 47). В поздних источниках (“Денкарт”, “Бундахшпн” и “Шахнаме”) К. У.— владыка демонов, сооружающих ему семь магических дворцов из золота, серебра, горного хрусталя и стали на мировой горе (горе Албурз). Входящему в них возвращаются жизненные силы и молодость. Утраченный “Суткарнаск” “Авесты” содержал миф о том, как К. У. возгордился и захотел подняться на небо на орлах, чтобы бросить вызов богу (по изложению “Денкарта” 9, 22, 5—7), но был повергнут на землю у реки Амуль и лишён фарна. В эпосе К. У.— Кай Кавус.

КАЙ КАВУС (фарси), в иранской мифологии и легендарной истории второй царь из династии Кейянидов. В “Авесте” — Кави Усан. В “Шахнаме” смелый К. К. наследует Кай Кубаду и правит сто пятьдесят лет. Желая уничтожить зло, он отправляется в поход против царства дэвов в Мазендеран, но ослеплённым попадает вместе со своей свитой в плен к белому дэву. К. К. призывает на помощь богатыря Рустама, который освобождает его и возвращает ему зрение с помощью печени дэва. Однако К. К. снова попадает в беду. Полюбив коварную дочь хамаваранского (Йемен, центральная или северная Аравия) царя красавицу Судабу, он идёт в поход на царя и снова попадает в плен, из которого его опять выручает Рустам. Соблазнённый Иблисом, К. К. хочет подняться с помощью орлов, несущих его трон, на небеса и вновь терпит неудачу: вместе с обессилевшими орлами он падает на землю вблизи реки Амуль; здесь его спасает Рустам.

КАЙ КУБАД (фарси), К а в и К а в а т а (авест), в иранской мифологии и легендарной истории иранский царь, основатель династии Кейянидов. Согласно “Шахнаме”, призван на пустующий после смерти Гаршаспа (см. Керсаспа) престол Залем и Рустам, который разыскал К. К. у горы Албурз. В его царствование после разгрома туранского войска Афрасиаба и установления границы между Ираном и Тураном по Джайхуну (Амударье) ненадолго восстанавливается мир.

КАЙ ХУСРОУ (фарси), в иранской мифологии и легендарной истории третий царь из династии Кейянидов. Считается олицетворением справедливого царя. Восходит к авестийскому Хусраве.

В “Шахнаме” его мать дочь Афрасиаба Фарангис рождает сына от Сиявуша (см. Сйаваршан). Благород-ный туранский богатырь Пирая, которому Афрасиаб поручил наблюдение за Фарангис и убиение новорождённого, видит во сне Сиявуша, предвещающего своему сыну царскую славу и трон. Пиран отдаёт новорождённого, названного К. X., на воспитание пастухам. Мальчик вырастает в богатыря. У него чудесный вороной конь Шаб-ранги Бехзад. Начинаются поиски К. X. иранцами для его спасения. После долгих приключений, с помощью иранского богатыря Гива, искавшего К. X. семь лет, К. X. вместе с матерью, благополучно перебравшись через реку Джайхун (Амударью), приходит к своему деду Кай Кавусу, который передаёт ему престол, и К. X. правит шестьдесят лет. Вместе с Рустамом он выступает против Афрасиаба, чтобы отомстить за невинно убитого Сиявуша. В решающей битве К. X. с Афрасиабом от руки К. X. гибнет сын Афрасиаба Шида, а затем погибает и сам Афрасиаб. В царствование К. X. наступают тишина и благополучие, К. X. освобождает из плена другого сына Афрасиаба — Джахна и вручает ему Туран. Внуку Рустама Барзу он жалует Гур и Герат. Но К. X. озабочен: он знает, что в его жилах течёт не только благородная кровь служителей Ормузда, но и кровь последователей Ахримана, и он опасается, не одолеет ли в нём злое начало его добрую сущность. Он просит Ормузда забрать его к себе. Эта просьба услышана. К. X. передаёт царство своему родичу Лухраспу, а сам удаляется в горы и исчезает при первом восходе солнца. Богатыри отправляются на поиски пропавшего К. X. Снежная буря невероятной силы заносит их, и большинство из богатырей исчезает навеки, как исчез и К. X.

КАНГХА, Кангдиз, в иранской мифологии чудесная крепость. По “Авесте” (“Яшт” V 54—58), К.-Вара (“убежище К.”) принадлежала отри-цательным персонажам, неким сыновьям Вэсака из рода Тура, но названа “праведной”. Топоним К.-Вара сохранился в названии города Кангавар неподалёку от Хамадана. По другой версии, её соорудили демоны (соратники сыновей Вэсака?) или её возвёл Йима (у Бируни), Сиявуш (см. Сйаваршан, у Фирдоуси) где-то на востоке. В К. не было горя, печали, болезней; своим обитателям она возвращала молодость и жизненные силы (ср. представления о Варе). По изложению “Бундахишна” (210, 6—13), К. имела семь стен — из золота, серебра, стали, бронзы, железа, стекла, керамики. Образ семистенного города был известен Геродоту в описании Экбатаны. Семь одинаковых архитектурных элементов чудесной постройки — универсальный мотив мирового фольклора (ср. семиколонный подземный дворец Франграсйана или предания о цитадели Бухары на семи устоях и т. п.).

КАРШИПТАР (авест., “быстролетящий”), в иранской мифологии крылатое существо, владыка водной стихии. Образ К. восходит к архаичному евразийскому мифу о божестве-демиурге в облике водоплавающей птицы: К, олицетворял изначальность водной стихии. К. принёс закон Ахурамазды в Вару (“Видевдат” II 42). Птица К.— царь пернатых в земном мире (“Бундахишн” 14, 23; 19, 16; 24, 11), тогда как в духовном над ними царит симург. К. умел излагать “Авесту” на языке птиц, но владел и человеческой речью. Вместе с другими владыками животного мира наставлял пророка Заратуштру (“Затспрам” 22, 4). Изобразительные материалы из Кой Крылган-калы (керамический барельеф на ритуальном сосуде 4 в. до н. э.) и Бартыма (серебряная чаша иранской или среднеазиатской работы, условно датируется 3— 4 вв. н. э.) отражают неизвестный письменным источникам миф о расчленении прабожества в облике К. одним из воплощений огня, что, видимо, было первым этапом мироздания.

КАЮМАРС (фарси), в иранской мифологии и эпосе первочеловек, позже первый царь из династии Пишдадидов. Восходит к авестийскому Гана Мартап (ср.-иран. Гайомарт). Миф о происхождении первой человеческой пары Мапша и Машйана (Мартйа и Мартйанаг) из семени К. (Гайомарта) передан в “Бундахишне”.

Образ первочеловека-первовождя К. сохранился в средневековых народных представлениях. О нём пишут арабоязычные авторы Табари, Масуди, Саалиби и др., Бируни, исторические хроники (Балами), Фирдоуси в “Шахнаме”.

В “Шахнаме” К. титан, который вывел людей из тьмы пещер в жилые дома на горах, прообраз градостроителя. Он изображается и первым ца-рём, правившим тридцать лет и давшим людям первозакон. Его сын, светлый душой юный Сиямак, погибает от руки чёрного дэва. Мстителем за смерть отца выступает сын Сиямака Хушанг (авест. Хаошйангха), который вместе со своим дедом К. убивает дэва и восстанавливает царство добра. В книге “Ноурузнома”, приписываемой Омару Хайяму, рассказывается, что К. установил деление солнечного года на двенадцать месяцев и на-чало летосчисления, после чего прожил сорок лет.

К. фигурирует во многих таджикских фантастических народных сказках как обладатель огромного бриллианта, хранящегося в заколдованном месте. В Хорезме сохранились легенды о покровителе мясников Джумарткассабе, прототипом которого служил К.- Гайомарт.

КЕЙЯНИДЫ, К а и а н и д ы, в иранской мифологии и легендарной истории династия царей Ирана (в поздней “Авесте”, пехлевийских и мусульманских источниках). Наименование династии происходит от названия жреческого сословия — кави. Число старших К. колеблется по источникам от трёх (Кави Кавад — Кай Кубад, Кави Усан, — Кай Кавус, Хусрава — Кай Хусроу) до восьми царей, включая также Апиваху, Аршана, Пишинаха, Бияршана, Сйаваршана — Сиявуша. К младшим К. причислялись Аурватаспа (Лухрасп) и Виштаспа (изредка также — Спентодата — Исфандияр и Зариварай — Зарер). Последний К.— Искандар. Главное занятие К.— войны с враждебными племенами туранцев, возглавляемыми Афрасиабом. Младшим К. приписано насаждение во всём мире зороастризма. В поздней “Авесте” и “Денкарте” К. изображены борцами против сил зла и хаоса. На их стороне выступали божества Ардвисура Анахита, Дрваспа, Вайю, Аши. Наряду с этим в пехлевийских книгах К. иногда приписывается клятвопреступничество, вероломство, кровопролитие, даже богоборчество и колдовство (“Шахнаме” также сохраняет двойственное отношение к К.). К.— великие цари Ирана, но своим могуществом и военными успехами они обязаны почти исключительно язычнику, а впоследствии врагу зороастризма Рустаму. Место правления К., указывается различно: в “Авесте” это окрестности мифических водоёмов (Ворукаша, Дайтья, Чайчаста), мифических гор (Эрзифья, Хараити и др.), бассейн Хильменда и озера Хамун в Дрангиане. Мусульманские источники называют Балх (в древности столица Бактрии), другие (Масуди, Бируни) связывают К. с правителями Нововавилонского царства (кон. 7—6 вв. до н. э.). Исследователи расходятся в оценке достоверности предания о К. Одни усматривают в его основе зерно исторической действительности (А. Кристенсен, В. Хеннинг, И. М. Дьяконов и др.), другие полагают, что история К. вымышлена зороастрийским жречеством с целью противопоставить праведных К. подлинным и неправедным царям Ирана разных эпох (Ж. Дюмезиль, Р. Фрай., М. Моле И др.).

КЕРСАСПА, в иранской мифологии герой-дэвоборец, из рода Самы, сын Триты, “вооружённый палицей” (“Ясна” IX). Иногда отождествлялся с Самой, иногда считался его предком или потомком. Имя К. отражает культ коня (аспа — “конь”). К.— победитель трёх драконов-дэвов. “Он убил чудовище Срувар, коней глотавшее, людей глотавшее, полное яда”, который бил струёй вышиной в сажень. Он победил Гандарва, “стремившегося уничтожить вещественный мир спра-ведливости” с помощью Ардвисуры Анахиты. Дракон Снавидка, рогатый и камнерукий, грозил низвергнуть с небес Ахурамазду, извлечь из преисподней Ангро-Майнъю и заставить их обоих везти свою колесницу, но и его одолел К. (“Яшт” XIX).

По одному из преданий, К. околдовала пэри Хнантаити (“Видевдат” I, XIX) и он заснул вечным сном на восточной окраине Ирана (по другой версии, мёртвым сном уснул Сама). Но в день страшного суда К. (или Сама) должен пробудиться и убить Ажи-Дахаку, вырвавшегося из оков.

Первоначально единый образ К. (по предположению норвежского ираниста А. Кристенсена) раздвоился на образы царя династии Пишдадидов Гаршаспа (в “Шахнаме”) и богатыря Гаршаспа (в других источниках). В пехлевийских сказаниях рассказывается, что душа Гаршаспа томится в аду из-за совершённого им преступления: он ударом палицы затушил огонь, нисходивший на хворост под котлом героя, за то, что огонь однажды опоздал. Гаршасп просит простить его, ссылаясь на четыре своих подвига: он убил дракона Аждаха, дэва Гандарба, усмирил дэва ветров пустыни (Вйавана), заставив ого уйти в подземелье; убил птицу Камак, закрывавшую свет солнца и луны. По заступничеству Заратуштры, Гаршаспу был прощён его грех. Гаршаспу посвящена поэма на фарси “Гаршаспнаме” (составлена Асади Туси в 1006), где он изображается предком Рустама в духе аристократического рыцарского эпоса. Помимо авестийских сюжетов, связанных с К., поэма содержит много сказочных элементов (чудеса, героическое сватовство и т. д,); в пятой части поэмы Гаршасп изображён слугой Заххака, перешедшим затем на службу к Фаридуну.



Вернуться к другим статьям

 
 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
dating sites SexCams
статистика посещений