Зороастрийцы. Мифологичесий словарь
 
 

Зороастрийцы.
Мифологичесий словарь

Под редакцией Е.М. Мелетинского

А     Б-Е    З-К    М-Н    П-С    Т-Я

Вернуться к другим статьям

А

 
 

АЖИ-ДАХАКА, в иранской мифологии дракон (ажи), в легендарной истории иноземный царь — узурпатор, захвативший власть над Ираном. В “Авесте” трёхглавый дракон А.-Д. “сильнейший демонский друдж” (см. Друг) совершает жертвоприношения божествам Ардвисуре Анахите и Вайю, но те отказывают ему в помощи. В “Замьяд-яште” (XIX 37) он — соперник бога огня Атара в борьбе за символ царского суверенитета фарн. , В “Яште” (XV 19—21) изображён праведным зороастрийцем. Имеет ведийские (Ахи Будхнъя) и древнегре-ческие (Эхидна) этимологические параллели и множество соответствий в индоевропейской мифологии. Победоносным противником А.-Д. выступает Траэтаона. Победа Траэтаоны над А.-Д. не окончательная. А.-Д. будет закован в цепи и подвешен в вулканическом жерле священной горы Демавенд. Перед концом мира А.-Д. вырвется на волю и а снова воцарится на короткий срок.

Ему предназначено пасть от руки с Керсаспы (или Самы). По “Бундахишну” (34, 23) против А.-Д. в решающем поединке выступит Сраоша. Образ А.-Д. подвергся историзации: А.-Д. стал царём Заххаком, арабом по происхождению. По некоторым поздним армянским и собственно иранским источникам, кое-где в Мидии и, вероятно, Кабуле сохранялось почитание А.-Д. Местные правители возводили к нему свои родословные или рассказывали легенды о службе своих предков при дворе А.-Д.

АЙРЬЯМАН (авест.), в иранской мифологии благое божество (Младшая Авеста), персонификация достоинств общины ариев. Имеет соответствие в ведийской мифологии: Арьяман. “Видевдат” (22) излагает миф о помощи А. в искоренении болезней. Ангро-Майнью сотворил их в таком количестве, что Ахурамазда оказался не в силах справиться с ними и был вынужден послать к А. вестника (Найръо-Сангху) с мольбой о помощи и посулами умилостивить А. закланием жертвенных животных. А. успешно исполнил целительную миссию. Некоторые ис-ледователи, однако, считают А. вторичной, искусственно образованной фигурой в пантеоне “Авесты”. В системе зороастрийской ортодоксии функции А. отошли к Сраоше.

АЙШМА (авест., “буйство”), в иранской мифологии один из дэвов. Воплощение разнузданности, грабежа, набегов кочевников, которым подвергались оседлые иранцы. А. Противостоит Сраоше.

АКА МАНА (авест., “злонамеренность”), в иранской мифологии один из дэвов. Антагонист А. М.— Воху Мана.

АКВАН-ДЭВ (фарси), в преданиях один из дэвов. Согласно “Барзу-наме”, у него голова, как у слона, длинные волосы, пасть полна зубов, как у дикого кабана, глаза белые, а губы черные, на его тело невозможно смотреть. Убийство А-Д - один из подвигов Рустама.

АМЕРТАТ (“бессмертие”), в иранской мифологии благой дух, входящий в состав Амеша Спента. Дух растительности. Упоминается с Аурватат (Хаурватат), их взаимосвязь восходит к мифологеме мирового дерева у источника живой воды. По “Младшей Авесте”, особыми врагами этой пары были демоны Тарви и Зарича (“Яшт” XIX 06 и “Бундахишн” 30, 29), некогда божества индийского пантеона.

АМЕША СПЕНТА (“бессмертные святые”), А м ш а с п а н д (среднеиран.), в иранской мифологии шесть или семь божеств, ближайшее окружение Ахурамазды. Ранние тексты изображают их существами нейтрального рода, другие (“Ясна” 21, 1—2 и 39, 3) — мужского и женского, третьи (“Ясна” 51, 22) — только мужского. В период раннего средневековья А. С. часто воспринимались как единый персонаж. Многие исследователи, отрицая самостоятельность каждого из А. С., склонны были видеть в них аспекты, аллегории благих качеств Ахурамазды, его эманации. Однако имена пяти А. С. имеют точные соответствия в ведийской мифологии, что указывает на индоиранские истоки их образов как самостоятельных божеств, а совокупность в целом повторяет древнюю индоиранскую и индоевропейскую схему семибожного пантеона. В состав А. С. входили: Спента-Майнъю (“дух святости”), творческая ипостась Ахурамазды; Воху Мана (“благая мысль”); Аша Вахишта (“истина”); Хшатра Вайрья (“власть”, с оттенком значения “царство божие”); Армайти (“благочестие”); Аурват (Хаурватат, “целостность”); Амертат (“бессмертие”). Аша Вахишта и Воху Мана входят в верховную триаду иранского пан-теона, возглавляемую Ахурамаздой.

В поздних текстах имеют противников из сил тьмы. А. С. считали также покровителями священных стихий п животных: Воху Мана — покровитель скота, Аша Вахишта — огня, Хшатра Вайрья — металлов, Армайти — зем-ли, Аурват — воды, Амертат — растений. Известен миф о семи явлениях А. С. Заратуштре в различных географических пунктах западного Ирана, которые явились началом утверждения на земле зороастрийской веры. Каждый из А. С. в качестве отличительного символа имел свой цветок, например Воху Мана—белый или жёлтый жасмин, Армайти — ползучую мускусную розу, Аурват — лилию и т. д. (“Бундахишн” 27, 24).

АНГРО-МАЙНЬЮ, А н х р а - М а н ь ю (авест.), в иранской мифологии глава сил зла, тьмы и смерти, противник Ахурамазды, символ отрицательных побуждений человеческой психики. В “Гатах” собственно А.-М. не упоминается: там дух зла и дух добра (Спента-Майнъю) — близнецы, порождённые Ахурамаздой, избравшие соответственно пути злодеяний и праведности (30; ср. учение Заратуштры о свободе выбора каждого человека между добром и злом). А.-М. и Спента-Майнью в отличие от Ахурамазды действуют на уровне телесной осязаемой реальности “гетик”. В “Младшей Авесте” А.-М.— “князь тьмы” со свитой злых духов, последовательно противопоставляющий каждому благому творению Ахурамазды своё отрицательное: он породил всякие прегрешения, чародейство, колдовство, зиму, смерть, болезни, старость, ядовитых пресмыкающихся и насекомых, погубил первочеловека Гайомарта и т. п. Как правило, он действовал не сам, а через посредство подчинённых ему демонических сил — дэвов. Его усилиями мир оказался разделённым на два противостоящих лагеря добра и зла. Обобщённое обозначение чёр-ных деяний А.-М. в “Авесте” термином “нежизнь” иногда воспринималось поздними комментаторами как признак иллюзорности, нереальности А.-М. Но все движущие силы зла (как и силы добра, Ахурамазда) вообще понимались в “Авесте” духовно; телесная оболочка допускалась только для творений духа зла, но не для него самого. Непоследовательность в трактовке образа А.-М. усугублялась тем, что на спекулятивно-теоретическую основу постоянно наслаивались новые толкования и верования. Их обилие выразилось и во множественности мнений о конечной судьбе А.-М. В “Денкарте” А.-М. как один из творцов миропорядка и полюсов бытия не исчезает полностью. Авторы “Бундахишна”, наоборот, предрекали окончательное уничтожение А.-М. В некоторых течениях митраизма А.-М. почитался как верховное божество. В поздних источниках — Ахриман.

АНУШИРВАН (фарси, “бессмертная душа”), Анушаграван (пехлеви), вошедший в легенды, частично мифологизированный царь из иранской династии Сасанидов — Хосров I Ануширван (правил в 6 в.). Имя А., отличавшегося, согласно легендам, мудростью и справедливостью, стало нарицательным для образа справедливого царя. Легенды об А. переданы в “Шахнаме”.

АПАМ-НАПАТ (авест., “потомок воды”, “отпрыск воды”), в иранской мифологии один из ахуров, дух воды. Представление об А.-Н. восходит к эпохе индоиранской общности (ср. ведийского Апам Напата). С того же времени сохраняется представление об огненной природе А.-Н. как персонификации грозовой молнии, неразрывно связанной с водной стихией.

В “Яште” (XIX) сохранились фрагменты древних мифов о том, как А.-Н. укрыл фарн в глубинах озера Ворукаша от дракона Ажи-Дахаки. Там же сообщается, что А.-Н. создал человеческий род.

АПАОША (авест.), в иранской мифологии дэв засухи. В “Яште” VIII (“Тир-Яшт”) рисуется борьба Тиштрйи (выступающего в образе белого коня) против А. (выступающего в образе “чёрной лошади, лысой, с лысыми ушами, с лысой шеей, с лысым хвостом, тощей, безобразием пугающей”). В этой борьбе А. терпит поражение.

АРАСКА (авест), в иранской мифологии демон зависти и стяжательства, созданный, согласно “Авесте”, дэвами на погибель людям после окончания “золотого века” человечества.

АРАШ, А р г а ш (фарси), Э р б х ш а (авест.), в иранском эпосе и преданиях искусный стрелок из лука. В “Авесте”, видимо, воплощение Тиштрйи, его лук — орудие судьбы. По договору с Афрасиабом (во время войны иранцев с туранцами) А. выстрелом из лука должен был определить место, где кончается иранская граница. Стремясь заслать стрелу как можно дальше, А. от напряжения пал бездыханным на месте стрельбы, но обеспечил успех иранцам, вернувшим, благодаря А., свои земли. Имя А. стало символом жертвоспособности во имя родины.

АРДВИСУРА АНАХИТА (авест., букв. “Ардви могучая, беспорочная”), в иранской мифологии богиня воды и плодородия. В “Авесте” ей посвящён отдельный гимн (“Ардвисур-Яшт”, или “Абан-Яшт” — “Яшт” V). Первоначально Ардви понимали как источник всемирных вод, стекающих с вершины мировой горы Хукарйи в божественном царстве света (см. также в ст. Гаронмана), затем так стали называть и сами воды, дающие начало всем водам и рекам на земле.

В “Авесте” существует культ А. А., описываемой как прекрасная дева, тоскующая по богатырю, который будет славить её. А. А. объявляется дочерью Ахурамазды. Её просят, принося жертву, о даровании силы и могущества знаменитые как иранские, так и туранские богатыри, но она удовлетворяет просьбы только первых. Ахурамазде она дарует Заратуштру, Йиме — власть над богами и людьми, Керсаспе — победу над драконом Гандарва и т. д. А. А. помогает Траэтаоне одолеть Ажи-Дахаку, Заривараю (см. Зарер) победить Арджадаспу (Арджасп). В “Младшей Авесте” А. А. включена в состав язатов.

Часть имени А. А. перешла в фарси в форме Нахид, как название планеты Венеры и её персонификация; в форме Анахит (Анаит) это имя вошло в ар-мянскую мифологию. В древнегреческих памятниках встречается Анаитида (Анатис), богиня, почитавшаяся в Малой Азии.

АРДЖАСП (фарси), А р д ж а д а с п а (авест.), в иранской мифологии вождь кочевых туранских племён, по более поздним сказаниям,— хионитов (эфталитов), выступающий воинственным противником веры Заратуштры (зороастризма). О войне А. против царей — покровителей зороастризма рассказывается в поэме на средне-иранском языке “Ядгар Зареран”.

АРЙАНА ВЭДЖА (авест., “арийский простор”), Э р а н В е ж (среднеиран.), в иранской мифологии прародина иранцев. Впервые упоминается в книге “Видевдат” (1, 2) как страна, с которой начинается перечень стран добра, созданных Ахурамаздой на благо человечества. А. В. локализуется в научной литературе по-разному: Хорезм либо местность на берегу Аракса, либо область в междуречье Амударьи и Сырдарьи, либо южнорусские степи и др.

АРМАЙТИ, А р м а и т и, Арматай (авест., “благочестие”, “благонамеренность”), Спента Армаити, в иранской мифологии одно из божеств Амеша Спента, добрый дух (ахура), покровительница земли и персонификация преданности (набожности). Вне ортодоксального зороастризма А.— богиня земли, иногда жена либо сестра (дочь) Ахурамазды, пребывающая с ним в кровнородственном браке (“Яшт” XIX 16) — мотив мирообразующего инцеста, восстанавливаемый ещё на индоиранском уровне. В “Яште” XVII А.— супруга Ахурамазды и мать Аши, Сраоши, Рашну, Митры. В среднеиранской традиции — Спандармат.

АРНАВАЗ (фарси), А р н а в а к, А р н а в а ч (авест.), в иранской мифологии сестра и жена Йимы (Джамшида; в некоторых рукописях — дочь). Ею овладевает Ажи-Дахака (Заххак), а затем А. становится женой Траэтаоны, уничтожившего Ажи-Дахаку.

АРШТАТ (авест.), А р ш т а (др.-перс.; Бехистунская надпись Дария I, 520—518 до н. э.), в иранской мифологии божество, персонификация чести и правдивой прямоты в мыслях, словах и делах. А. посвящён “Яшт” XVIII. А.— основное достоинство сословия свободных и особенно государей. Только неуклонное следование А. обеспечивало правителю постоянство удачи и славы, символизированных в царственном нимбе — фарне. Существо образа А. в “Авесте” и в Бехистунской надписи совпадает, но во фразеологии “Яшта” усматривается тенденция к антропоморфизации его. Возможно, что трактовка надписи более соответствует архаичному представлению об А. и отсутствию иконографически стабильных образов А.

АТАР (авест.), в иранской мифологии персонификация огня, образ индоиранской древности (atharyu—эпитет огня в “Ригведе” со значением “пылающий”). По учению “Гат”, А.— не самостоятельно действующая сила, но символ и внешнее проявление высшего божества (34,4; 43, 9; 51, 9), иногда его “тело” (30, 5; 36, 6, “Яшт” XIII 3 и др.). Индоевропейским представлениям об огненной природе всего бытия соответствует иранский миф о том, что бог создал небо, воды, землю, растения, животных, человека и “во всём этом был распределён огонь” (“Затспрам” 1, 20; кратко в “Ясне” 17 и 19). В “Младшей Авесте” А.— сын Ахурамазды (“Ясна” 17, 1 и пр.), в отличие от “Гат” он трактовался как отдельная личность с собственной волей. Авестийская традиция подчёркивала родство А. с духовными, а не с телесными силами космоса. По “Видевдату” (XVIII) и “Яшту” (XIX) огонь смертен, его существованию постоянно угрожают силы тьмы, особенно дракон Ажи-Дахака. А. боролся с ним, в частности за право обладания атрибутом царственности — хварно (см. Фарн). Ср. также Спеништа.

АТВЙА, в иранской мифологии (в “Авесте”) отец Траэтаоны. В более поздних памятниках именуется Атибин; его убивает Заххак. А. считается вторым человеком (после Вивахванта, отца Йимы), служившим Хаоме и выжавшим его сок (“Ясна” IX).

АУРВАТ, Х а у р в а т а т [авест., “целостность” (как полнота физического существования, противоположность болезни, смерти, старости)], в иранской мифологии (в “Авесте”) одно из божеств Амеша Спента, дух, воплощающий телесное здоровье. Считается покровителем воды. Упоминается в паре с Амертат.

АФРАСИАБ 1) в иранском эпосе и преданиях (на фарси) предводитель туранцев, врагов веры Заратуштры, ведших непрерывные войны с иранцами. В “Авесте” А.— Франграсйан. В “Шахнаме” А., злой царь-колдун, сын Пашанга, выступает мстителем за Тура (см. Тура), из рода которого он происходит. Устроив разбойный налёт на Иран, А. убивает царя Навзара (в “Авесте” — Наотар) и пленит иранских богатырей. Их спасают из плена с помощью добродетельного брата А.— Агрераса (в “Авесте” — Агрэрата), за что А. казнит его. Иранцам удаётся изгнать войска А. и установить временный мир, но борьба продолжается и далее. Со стороны иранцев эту борьбу возглавляет Рустам, из-за коварства А. ставший убийцей собственного сына Сухраба. Коварное убийство А. Сиявуша (Сйаваршана) служит поводом к новой войне с иранцами, мстящими за гибель Сиявуша. Сын Сиявуша Кай Хусроу вместе с Рустамом доводит эту войну до победного конца. А. пытается скрыться после поражения в водах озера Зарра, но выходит на крики своего брата Гарсиваза, которого избивают иранцы. Отшельник Хумамм убивает А.

В текстах 10 в. (М. Нершахи, История Бухары, рус. пер. 1897) А. выступает чародеем, который принадлежит к потомству царя Нуха и живёт две тысячи лет. А. убивает своего зятя Сиявуша. В течение двух лет А., обосновавшийся в укреплённом селении Рамтин (современный Рамитан, близ Бухары), выдерживает осаду войск Кая Хусроу, но тот всё же овладевает Рамтином и убивает А. Сюжет о борьбе А. против иранцев отражает реально-исторические набеги кочевых иранских (а позже тюркских) племён на поселения иранских земледельческих общин.

2) В преданиях турок, азербайджанцев, узбеков, туркмен А.— персонаж иранского происхождения, прародитель тюркоязычных народов, царь тюрок, богатырь, предводитель тюркских племён, совершавший завоева-тельные набеги на соседей. Образ А. вобрал в себя черты ряда аналогичных персонажей мифологии тюрок (в частности, родоначальника тюрок Алп-Эр-Тонга, почитавшегося вплоть до 11 в.). К А. возводили своё происхождение Караханиды и Сельджукиды. В ряде средневековых источников приводится рассказ о попытке А. избежать смерти. Один из его вариантов повествует, что А. построил крепость с высокими стальными стенами, замуровав все щели и входы в неё. На стальных балках были подвешены искусственные солнце, звёзды и луна. А. принёс жертвы богине Ардвисуре Анахите, надеясь, что она одарит его бессмертием. Но однажды, гуляя в своём искусственно освещённом саду, А. всё же увидел ангела смерти в образе человека с тёмной кожей и злым лицом, и смерть настигла его.

АХРИМАН (фарси), в иранской мифологии верховное божество зла, противник Ахурамазды (Ормазда). Прообраз А. можно усмотреть в "Авесте" - Ангро-Майнью.

АХТИА (авест.), А х т (пехл.), в иранской мифологии злой волшебник, задающий 99 запутанных и каверзных вопросов (“Ардвисур-Яшт”). Их разгадывает Йоишта. В среднеперсидской книге о Явиште Ахт грозил погубить Иран, если никто не сумеет ответить на 33 его вопроса. Девять тысяч жрецов стали его жертвами после первого же вопроса (“Какой рай лучше — земной или небесный?”), на который они ответили: “небесный”, и Ахт, приглашая их туда, казнил всех до одного. Лишь юный Явишт (Йоишта), пользуясь подсказкой посланца Ормузда, сумел одолеть Ахта; Ахт же не сумел ответить на вопросы Явишта, и тот убил его. Ср. древнегреческий миф об Эдипе и Сфинксе.

АХУРАМАЗДА, Ахура Мазда (авест.), Аурамазда (др.-перс.), О р м а з д (пехл.), в иранской мифологии верховное божество зороастрийского и ахеменидского пантеонов (см. Амеша Спента). Буквальное значение — “господь мудрый”. Первоначально имя А., видимо, выступало в качестве замены запретного имени божества. Оба элемента имени употреблялись раздельно даже в поздних фрагментах “Младшей Авесты” (см. Мазда). “Авеста”, в отличие от большинства родственных иранской мифологии индоевропейских традиций (хеттской, греческой, латинской, балто-славянской, ведийской), где верховным божеством выступал воин-громовержец (Зевс, Индра, Перун и т. д.), изображала А. жрецом. Он творит мир усилием или посредством мысли (“Ясна” 19, 1—6) и требует себе духовного поклонения, молитвы перед священным огнём (“Ясна” 43, 7). В честь А. допускалось только возлияние смеси сока хаомы с молоком (“Ясна” 29, 6—7). Учение Заратуштры содержало представления о личном избранничестве Заратуштры А. как посредника между небом и землёй, апокалиптические понятия о страшном суде, вершимом А. (“Ясна” 47, 6 и др.), об абсо-лютной свободе воли А. (43, 1), о грядущей победе А. и его приверженцев над силами зла, об ответственности каждого живущего существа перед А. (30, 3—6, 44, 14 и др.). В “Ясне семи глав” образ А. более традиционен и натуралистичен. Видимым его прояв-лением, “телом”, назван огонь (Атар; 36, 6), небесные воды именуются его жёнами. “Яшт” (XVII 16) величает А. отцом Аши, Сраоши (его посланника), Рашну, Митры и самой религии, его супруга — Спента Армаити (Армайти). Но во всех случаях, вплоть до сочинений пехлевийской эпохи, А. выводился идеальным прототипом жреческого сословия. Однако ахеменидские скальные надписи (6—4 вв. до н. э.) и сасанидские рельефы (3—7 вв.) трактуют его царём-миродержцем: он “всемогущ, велик, победоносен”. Помимо этих двух основных трактовок, в “Авесте” сохранялись остатки архаических представлений: “Ясна” (30, 5 и 51, 30) и “Яшт” (XIII 3) донесли раннеиндоиранский образ высшего божества как олицетворения небесной звёздной (ночной) тверди. Тот же “Яшт” (XIII 80) приписывал А. личного гения — фраваши, что подразумевало знак его, А., сотворённости и, тем самым, вторичности (одновременно А.— создатель фраваши). Показательно, что каноническая “Авеста” умалчивала о происхождении А. Почитатели бога времени Зервана считали Ормазда сыном этого божества и братом-двойником злого духа Ахримана. В “Гатах” А.— отец святого духа Спента-Майнъю и духа зла Ангро-Майнью; в “Младшей Авесте” Спента-Майнъю ипостась, творческий аспект А. Ахурамазда сотворил всё бытие (“Ясна” 44, 4—5), облёк предшествовавшие духовные формы плотью, заранее предначертал все мысли, слова и деяния. Человек должен избрать благие мысли, слова и дела (их воплощает триада А., Аша Вахишта, Воху Мана) и тем усилить лагерь добра в его противоборстве с силами зла, возглавляемыми Ангро-Майнью. А. в “Гатах” стоит над этой борьбой, пребывая в сфере чистой духовности “менок”, но в “Младшей Авесте” он лично в ней участвует, ищет сторонников среди младших божеств, обучает Заратуштру правилам жертвенных ритуалов (“Яшт” XIV 50) и шаманскому искусству гадать на птичьих перьях (“Яшт” XIV 35). Младоавестийский образ А. (греч. форма имени — Оромаздес) был известен Платону и Аристотелю (5—4 вв. до н. Э.).

АХУРЫ (авест.), в иранской мифологии (особенно в “Авесте”) класс божественных существ, боровшихся за упорядочение космоса и социума, против хаоса, тьмы, зла. Представления об А. восходят к эпохе индоиранской общности (ср. ведийских асуров). Подобные им божества были известны в германо-скандинавской мифологии (асы). В архаической индоиранской традиции считались старшим из двух враждующих поколений богов и последовательно противопоставлялись своим младшим братьям — дэвам, благим в древнеиндийской мифологии и злым в иранской. “Авеста” называет А. Ахурамазду, Митру и Апам-Напата, но численно этот класс когда-то был гораздо больше, что видно из “Гат” (30, 9). Преобразования функций и характеристик А. в индоиранских преданиях, по всей вероятности, связаны с размежевавшими между постепенно обособлявшимися индоариями и протоиранцами на рубеже 3— 2-го тыс. до н. э. Поздневедийские мифы повествуют о победе дева над некогда могучими, но неразумными асурами. Иранские мифы относят решающую и чисто военную победу А. над дэвами, наоборот, в будущее, самое ближайшее (“Гаты” и т. н. Антидэвовская надпись Ксеркса) или крайне удалённое, по истечении нескольких тысячелетий (“Младшая Авеста”).

АША ВАХИШТА (авест., “истина”, “лучший распорядок”), А р т а В а х и ш т а, в иранской мифологии одно из божеств Амеша Спента. Входит в триаду верховных божеств (Ахурамазда, А., Воху Мана). Воспевается в гимне “Аша Вахишта-Яшт” и в “Гатах”. А. В. — дух огня, абстрактная сущность идеального распорядка в мире, общине и семье, “праведность”, духовная персонификация верховного жреца зороастрийских общин. А. В. противостоит божество лжи — Друг (Друдж). В позднейшей иранской мифологии образ А. В. трансформировался в представление о небесном рае (фарси, Бехешт) и в его духа Орду — Вехешт, ставшего названием второго месяца иранского солнечного календаря (рас-цветающего месяца весны, примерно апрель).

АШИ, Арти (авест.), в иранской мифологии персонификация удачи, изобилия, аналогичная римской Фортуне. “Яшт” (XVII, 15) гласит: “Ты, Аши, есть телесное воплощение великой славы”. А. наделяет богатыми землями, золотом и серебром, прекрасными жёнами и дочерьми. Отцом А. назван Ахурамазда, матерью — Спента-Армаити (Армайти), братьями — Сраоша, Рашну, Митра, сестрой — религия маздеизма. Уцелел фрагмент древнего мифа (54—56) о борьбе за овладение А. между двумя родственными племенными группировками и о троекратных попытках А. скрыться от их покушений в шерсти барана, ставшего названием второго месяца иранского солнечного календаря (расцветающего месяца весны, примерно апрель).



Вернуться к другим статьям

 
 

Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100
dating sites SexCams
статистика посещений